Четверг, 23.11.2017, 05:02
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

В горах о горном

Дороги и тропы предшественников намного облегчают путь, если он совпадет с твоим. Если нет – пробиваешь свою тропу, хотя часто бывает, что неправ оказался ты, а предшественники были мудрее тебя. Так же усложняется жизнь человеческая без опытного наставника.

Одинокому путнику тяжелее: он несет один весь груз, ему не с кем разделять дорожные радости и тягость, некому помочь в беде. Как хорошо иметь рядом сильного, единодушного попутчика!

Бывает, что ты соскальзываешь, падаешь в грязь, ушибаешься, ошибаешься в выборе пути. Тогда хочется заругаться или расплакаться. Но понимаешь, что и то и другое грешно и унизительно для человека. Необходимо просто успокоиться, смириться, раскаяться в ошибках и идти дальше – вперед им вверх.

Много раз кажется, что вершина уже близка, но сильнее небо в просвете деревьев в очередной раз оказывается лишь перегибом склона, а впереди открывается новый подъем. И приходится, скрепив сердце, шаг за шагом брести дальше, ведь без терпения и упорства в любой жизненной дороге успеха не бывает.

Иногда ругаешь себя за это добровольное самоистязание и мечтаешь о домашнем покое и тепле, и сытости, но дух укрощает тело как всадник коня и правит его к заоблачной вершине.

И вот, наконец, синева просвета разливается все шире и является вершина. С нее открывается чудесная панорама. Ты видишь свой предыдущий путь; земные и небесные просторы, чудо Божьего мира. Парящих внизу орлов, песчинки человеческих домиков, с восторгом упиваешься Волей и ветром, близостью Неба, гордишься и удивляешься осиленному пути. В очередной раз убеждаешься, что достигнутая поднебесная цель искупает все тяготы земного пути. Возникает чувство снисходительной жалости к тем, кто лишает себя этой благодати, не в силах вырваться из комфортабельного дивана – телевизорного болота. Как путь на вершину складывается из множества маленьких шагов, так и путь в Небо складывается из множества небольших дел по правде Божьей.

Жизненный путь человека очень похож на восхождение на гору (или сползанию с нее). Трудности смиряют, учат, укрепляют и закаливают человека. Как в горах, он постоянно оказывается перед выбором дальнейшего пути. А выбор этот зависит во многом от его главной мировоззренческой позиции, желаемой конечной цели его бытия, то кем человек себя осознает.

Если он считает себя потомком обезьяны, живущей лишь раз, то ему приходится глушить житейские трудности удовольствиями и сетовать на нелепые жизнеустройства.

Могучи дела человека считающего себя сыном Божьим, которому Отец дал искру своего огня, компас, который через тернии и испытания должен вывести его на вершину вечной жизни. Он знает, что каждый поступок, даже мысль, влияет на его собственную судьбу и судьбу потомков. Знает, что умереть никому не удятся и впереди еще Вечность. Вопрос только, где будешь и с кем ты в ней окажешься.

Взойти на гору можно разными путями. Играет роль предшествующий опыт, вес груза за спиной, попутчики, сила, упорство, воля и др. Тут много общего с восхождением на  гору жизни. И не стоит укорять тех, кто идет иным путем или вообще, как в песне: «Эти горы и в телевизоре видал». Ведь в итоге каждый получает им самим желаемое и заслуженное.

 

 

 

Лесные мысли

 

Иногда удается выпутаться из паутины интернета, выплюнуть жвачку телевизора, выпрыгнуть из бесконечного колеса суеты, выскользнуть из пресса служебных обязанностей и сбежать в лес. Там не только другой воздух, звуки, человеческие отношения, ценности. Там приходят в голову и другие мысли.

В лунном свете разгулявшийся ветер, как собака гонит облачных барашек от  звезды к звезде. Последние неподвижны и невозмутимы, как старики, с высоты своих лет глядящие на резвящихся детей. Они лишь перемигиваются и снисходительно улыбаются: «А помнишь наше детство?». Чем ярче ночной костер, тем меньше видны звезды. Так и у нас чем ярче земное тем невидимее небесное.

Жаркий «таежный» костер одно за другим глотает даже мокрые бревна. Он горяч, красив, искрист, ненасытен. Часто с ним до беды недалеко – то сапог прогорит, то куртка, то по листве пал пойдет… Он съедает кучу дров, но до утра доживает редко.

В костре «нодья» тлеют всего несколько, но больших поленьев. Он ровно, спокойно и ласково греет окружающих всю долгую и холодную ночь.

 

Первый похож на любовь плотскую, а второй – на любовь духовную.

Козий след покрывается волчьим. Интересно: кто – кого? В лесу как в жизни: кто внимательнее и резвее – тот сытнее и живее. На звериной тропе и люди становятся осторожнее и собраннее.

 

Чем на маршруте группа меньше – тем она безопаснее. А самая безопасная группа – нулевая, когда все остались дома.

 

Мы подошли к древней хатке заброшенного лесною поселка. И тут, сквозь ставни, услышали развязанную телеболтовню и рекламу. Потом бабулька объясняла нам «суперпуть», куда «блин» - не ходят. Что еще мы хотим от наших «телепузиков?!?».

 

Опять пришлось выбирать, как лучше идти – по липкой глинистой или по заболоченной дороге. Оказалось, как в жизни, спокойнее и чище ломиться через лес, чем вязнуть в грязи широкой человеческой дороги.

 

Полтора века спустя от черкесов остались лесные могилы из камней, поросших вечнозеленым мхом и остатки садов. А что останется после нас кроме рубцов на земле, погубленной природы и мусора? Интересно, кто кого раньше похоронит: мы пластик или он нас?

 

Реки, как и люди, в горах ведут себя более достойно, чем на спокойной равнине. Чем больше стремления, тем они чище, красивее и уважаемы.

 

Даже лес уже обильно засеян бутылками из-под водки и пива. Вот и идем мимо их всходов: пустых коровников и сенников, нескошенных лугов, заброшенных огородов и домов… Это отражения в омуте заглушенной хмелем человеческой жизни.

Биологический вид «Человек разумный» разделился на два подвида: «Человек трезвый» и «Человек пьющий». Последний, в своем безумии разрушает и себя, и окружающий мир.

Обнадеживает лишь то, что новый подвид быстро вымирает и почти не оставляет потомства. Жаль только то, что 2/3 из нас охвачено этим безумием. В начале ХХ века Великую Россию населял могучий и почти самый трезвый в мире народ. В начале ХXI века несчастную Россию пропивает почти самый пьяный народ мира.

По лесу идут двое. Путь незнакомый, тропинки еле заметны. Впереди более опытный разматывает дорожный клубочек. Второму идти спокойнее и легче, он меньше озабочен выбором пути, может использовать силу и опыт товарища: ему подадут руку на крутом подъеме, он видит место, где ведущий нашел надежную опору или поскользнулся и т.д.

Но вот тропу перекрыло упавшее большое и ветвистое дерево. Первый решил продираться через его ветки. Второй, сомневаясь в правильности решения ведущего, пошел в обход, но дальше оказались  колючие заросли. А возвращаться назад, признав себя неправым, как всем нам ему не хочется! Первый вскоре вышел на тропу и зашагал дальше, а потом еще долго сидел, ожидая пока выпутается из зарослей его товарищ.

В горах существует закон: группа идет цепочкой, след в след, помогая друг – другу. Впереди – самый опытный, тот кому больше доверяют. Хотя и он, порой ошибается, но все же  реже других. А единодушная группа в  которой решение старшего – закон, намного более живуча, чем та, где царит «демократия».

Разрыв группы – основная причина несчастья в как горах, так и в семье. В обеих случаях, главной причиной беды разделения является гордыня нежелание, а часто – неумение уступить и подчиниться старшему. Срастить же разорванное всегда намного сложнее, чем сохранить единство.

 

Идем через заброшенный яблоневый сад. На фоне голубого осеннего неба красуются аппетитные розовобокие яблочки. До чего они пахучи, сочны и желанны.

А в траве гниют упавшие до срока с материнского дерева их собратья. Они не достигли зрелости, с мальства заразившись гнилью, не сбереженные птицами от гусениц. Вот и лежат они маленькие, зеленые, сморщенные, нужные лишь мышам да слизням.

Так бывает и с людьми. Кто-то еще в детстве, заражается гнилью телесной или духовной – сквернословием, табачной, алкогольной отравой, развратом… А кого-то точат черви зависти, немилосердия, гордыни… Кто-то в отрочестве стареется пораньше оторваться от родительского дерева, считая себя уже взрослым… А бывает, что и родительские деревья, иссушенные зноем забот, сами стряхивают недозрелыми своих деток…

Тем более прекрасны и ценны, и желанны оказываются те, кто не поддались  окружающей гнили, выдержали ветры недобрых перемен, кого друзья птицы уберегли от прожорливых гусениц растления, кого заботливо докормили родительские дерева. Вот они то и приносят добрый плод своей жизни людям и Богу.

А. Кобезский.

Категория: Мои статьи | Добавил: slavyane2012 (13.04.2012)
Просмотров: 172 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0